ФОНД Дианы Макаровой. Помощь АТО

Аватара пользователя
TeVi
Администратор
Администратор
Сообщения: 3557
Зарегистрирован: 21 дек 2005, 16:20
Откуда: Киев
Контактная информация:

ФОНД Дианы Макаровой. Помощь АТО

Сообщение TeVi » 14 авг 2015, 12:00

Этот пост всегда будет сверху, чтобы вы легко могли найти реквизиты нашего Ф.О.Н.Да

Реквизиты Ф.О.Н.Да Дианы Макаровой

Приватбанк, на имя Анны Косиновой
5168742331600209 гривневая карточка
5168742011739731 евро
5168742017380183 долларовая

Карточка для помощи мирным жителям и переселенцам:
4627 0812 0204 4249, Приватбанк, Анна Косинова

Карточка для поддержания штанов (аренда, ком.услуги, питание и т.п.):
5168 7423 3732 8052 Макарова Дина Константиновна, банк Приват.
Это новый номер. Время от времени приходится менять номера карт. Из соображений безопасности.

Для тех, кто находится за рубежом и не может воспользоваться предложенными номерами карточек, предлагаем Вестерн-Юнион
Отправлять на имя Макаровой Александры Александровны. Makarova Oleksandra Oleksandrivna
Дата рождения 18 сентября 1989 года
Отправитель получает код, который должен выслать получателю. (https://www.facebook.com/sandy.pruel)
В последнее время банки настоятельно просят указывать не только номер перевода, но и фамилию-имя, страну отправителя, и сумму. А если это невозможно, или вы не хотите давать такие сведения - не указывайте. Пусть банковские служащие ищут так.
Изначально всё было только по номеру - я не знаю, с чем связаны эти новые строгости.

PayPal btf-1@ukr.net

И дополнение
Многие просят следующих реквизитов:

для еврокарты
BENEFICIARY (Получатель (Ф.И.О. владельца счета на английском языке)): KOSINOVA HANNA
ACCOUNT (Счет в банке-получателя (номер пластиковой карты или текущий счет в ПриватБанке)): 5168742011739731
BANK OF BENEFICIARY (Банк получателя): PRIVATBANK
SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK (Банк-корреспондент): Commerzbank AG Frankfurt am Main Germany SWIFT CODE: COBADEFF
CORRESPONDENT ACCOUNT (Счет банка получателя в банке-корреспонденте): 400886700401
IBAN: UA143807750005168742011739731

для долларов
BENEFICIARY (Получатель (Ф.И.О. владельца счета на английском языке)): KOSINOVA HANNA
ACCOUNT (Счет в банке-получателя (номер пластиковой карты или текущий счет в ПриватБанке)): 5168742011739731
BANK OF BENEFICIARY (Банк получателя): PRIVATBANK
SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK (Банк-корреспондент): JP MORGAN CHASE BANK
SWIFT CODE: CHASUS33
CORRESPONDENT ACCOUNT (Счет банка получателя в банке-корреспонденте): 0011000080
IBAN: UA723052990005168742017380183

для перечисления на гривневую карточку из других банков
Установа банку: ПриватБанк
МФО банку: 305299
КОД ОКПО отримувача: 14360570
КОД ОКПО банку: 14360570
Рахунок отримувача: 29244825509100
Для поповнення карти: 5168742331600209

Foundation for Urgent Nationwide Deliverance (F.U.N.D.) of Diana Makarova (a.k.a. Lady Diana) – is a volunteer group, aimed at assisting the Army and the National Guard of Ukraine, the wounded and the refugees, and the families of those in active duty.
Foundation for Urgent Nationwide Deliverance (F.U.N.D.) is funded by voluntary charitable donations of compassionate people of various countries.
The details of Foundation for Urgent Nationwide Deliverance (F.U.N.D.) for charitable donations:
By direct-to-card transfer:
PrivatBank, in the name of Hanna Kosinova, card numbers: 5168742331600209 for transfers nominated in Ukrainian Hryvnia (UAH) 5168742011739731 for transfers nominated in Euro (EUR) 5168742017380183 for transfers nominated in US Dollar (USD)
Western Union: For those, who are unable to use direct-to-card transfer, we suggest using Western Union services The recipient is Makarova Oleksandra Oleksandrivna Born September 18, 1989 Having made the transfer with Western Union, you are in possession of a code. Please make sure to inform us of this code at https://www.facebook.com/sandy.pruel
PayPal: our PayPal account is: btf-1@ukr.net
For wire/SWIFT transfers in Euro, please use the following instructions:
BENEFICIARY: KOSINOVA HANNA ACCOUNT 5168742011739731 BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK SWIFT CODE: PBANUA2X INTERMEDIARY BANK: Commerzbank AG Frankfurt am Main Germany SWIFT CODE: COBADEFF CORRESPONDENT ACCOUNT: 400886700401 IBAN: UA143807750005168742011739731
For wire/SWIFT transfers in US Dollars, please use the following instructions:
BENEFICIARY: KOSINOVA HANNA ACCOUNT: 5168742011739731 BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK SWIFT CODE: PBANUA2X INTERMEDIARY BANK: JP MORGAN CHASE BANK SWIFT CODE: CHASUS33 CORRESPONDENT ACCOUNT: 0011000080 IBAN: UA723052990005168742017380183
For wire transfers in Ukrainian Hryvnia, please use the following instructions:
Bank: PrivatBank MFO: 305299 Recepient OKPO code: 14360570 Bank OKPO code: 14360570 Recepient account: 29244825509100 For the card number: 5168742331600209

Добавлено спустя 2 минуты 28 секунд:
ПРО ТО, КАК Я НЕ МОГЛА НАПИСАТЬ ПОСТ И НАКОНЕЦ НАПИСАЛА ЕГО В ЛАВИНООБРАЗНОМ РИТМЕ СТРАНЫ ВОЛОНТЁРОВ И ФРОНТА ЭТОЙ СТРАНЫ - В ЯРОСТНОМ ТЕМПЕ ОЖИДАНИЯ И ПРЕДДВЕРИЯ ПОБЕДЫ

.........."Дорогой дядя!
Может ли один человек отменить Апокалипсис? Я считал, что может, если придумает, как. Мой знакомый погиб в горном обвале, когда громко чихнул.
Если лавина скопилась – годится любой звук."
Михаил Анчаров "Записки странствующего энтузиаста"
(эпиграф).............

Посты писать надо.
Точка.

Если ты хочешь, чтобы люди видели, чем занимается твоя организация – или, так даже вернее – общественная инициатива…
… то посты писать надо.

Итак, я торопилась написать пост – но телефон разрывался.
По телефону отвечать надо.
Точка.

По телефону:
- Здравствуйте. Это волонтёры? Я правильно попал?
- Вы правильно целились, и вы правильно попали. Волонтёры слушают вас.
- Скажите, а вы помогаете мобилизованным?
- Именно им мы и помогаем. Слушаю.
- Скажите, а вот если у вас попросить что-то, так вы, правда, можете помочь?
- Где вы служите? – теряя терпение.
- В Донецкой области…
Боже, дай мне силы. Понятно, что в Донецкой или Луганской. Как же мне понять, кто ты, мальчик?
- Подразделение?
- Моё?
- Конечно.
- А, ну мы….
и так дальше.

Ритм.
Ритм у него ещё гражданский.
Через несколько минут я из него вытяну всё, что можно уложить в минуту разговора. Я объясню, что лично его заявку мы будем выполнять долго, а вот если он сделает заказ от подразделения – тогда всё будет быстрее. Приоритеты у заявок от подразделений.
Он спросит, почему. И я отвечу что-то типа – парень, а ты о товарищах подумал?
Это важно. Если ребята нуждаются, то нуждаются все, более или менее. Если ребята будут получать груз на подразделение – они сами смогут проконтролировать, куда потом пойдут вещи, привезенные нами.
Да и мы многое о них поймём.
Если ребята сразу позовут командира – о, доверяют, значит.
Иногда говорят:
- Только не отдавайте командиру. Иначе нам этого заказа не видеть. – и это тоже говорит о многом.

Через несколько дней (пару недель – тут уж зависит от заказа, от приоритетности и, чего там – от количества денег на счету) – мы приедем к пареньку с заявкой на подразделение.
Мы не сразу выполним заявку, сначала мы привезём немного, часть заказанного – нам нужно сначала посмотреть и убедиться. Поговорить на бегу, прикинуть, чего у них действительно нет, а что просят впрок, на всякий случай, а чтобы было.
Нам надо также посмотреть – пьют, не пьют? Это важно. Подразделениям, где пьют все, от командира до рядового, помогать не стоит. Пьянь неадекватна, пьянь вынесет всё, что может, и продаст.
Это понятно.

- Вот посмотри. Вы стоите в самой заднице. Вас кроют, у вас стрелковые бои. И это без ротаций уже скоро год, правильно?
- Правильно.
- Мы бываем у вас достаточно часто, и мы приезжаем всегда как снег на голову. Мы много видим, врываясь к вам на пятнадцать минут. И то, что мы никогда не видели среди вас пьяных, нам много говорит о вас.
- Та то мы вам их просто не показывали. – смеётся.
- Это понятно. Ну, не бывает так, чтоб год в самой заднице, и полностью сухой закон. Мужики просто не выдержат.
- Ну, да. Бывает. Снять стресс и всё такое. Ну, мы тогда его заталкиваем в блиндаж, чтоб не отсвечивал. Проспится, примет наказание.
- То-есть, вы сами их воспитываете. И случаи такие, скажем, немассовые.
- Так точно.

Точно так. Так и живём, всё понимаем – всё видим, даже то, чего не видим.

Вернёмся к нашему новенькому бойцу. Приедем мы в его подразделение. Убедившись и ужаснувшись слабой – вернее, отсутствующей экипировке подразделения - мы привезём ему ещё одну посылку. Общаясь с ним, мы будем отмечать, как меняется его речь, как говорит он всё быстрее и точнее. Мы с удовольствием будем отмечать, как убирает он из разговора воду и кашу. На первый-второй месяц знакомства (зависит от обстановки на том кусочке фронта, куда попал пацан) он будет говорить коротко, точно и чётко.
Ритм.
Парнишка вошёл в ритм – мы с удовольствием отметим.
Но поначалу сложно. Приходится слушать, отвечать. Иногда подталкивать осторожно – быстрее, мальчик. Ритм.
Но это забирает время.

Я познакомлюсь с этим пареньком и увижу – розовые щёки, лупатые синие глаза, пацан, лет двадцать, только от мамки.
- Сколько же тебе лет, Вовка?
- Девятнадцать. – гордо отвечает и тут же тушуется. – Я позову командира, ладно?
- Зови командира. – говорим.

Приходит командир.
Серьёзный командир. не улыбнётся. Двадцать три года командиру – суровый возраст.
Стараясь тоже быть серьёзными, внимательно слушаем командира. Затем понимаем – этот мальчик давно перемахнул свои двадцать три. Там, где день за два, а год за десять.
И тот, которому девятнадцать – это было вчера. Давно это было, в прошлой жизни, на гражданке.
Девятнадцать на фронте – не то что девятнадцать у мамы дома, или в институте, или в лицее.

- Скажите, а это волонтёры?
- Волонтёры.
- Скажите, а это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой?
- Да, я вас слушаю.
- А как вас зовут, девушка?
- Диана. – Боже, дай мне терпения.
- Как? Вы сама Диана? – изумление в трубке. – Вы лично отвечаете на звонки?
- А кто должен отвечать по моему телефону? – недоумеваю.
- Ну, мы думали, у вас для этого работают люди.
- Колл центр, что ли?
- Ну да.
- Нет, у нас нет такого центра. Итак, я вас слушаю. Какая у вас проблема?

Люди идут. Дверь не закрывается.
Люди идут, пересекаясь друг с другом. Иногда они знакомятся, чаще не успевают – просто вклиниваются в разговор. И всё по-быстрому.
Ритм.
Я с удовольствием отмечаю ритм, пульсирующий в действиях этих людей.
Они давно волонтёрят, я вижу, я понимаю.
Что значит волонтёрят? – они же просто приходят к волонтёрам, что-то приносят:
- гвозди
- инструменты
- плёнку тепличную
- медикаменты
- генераторы
- и просто деньги наличными
Что-то приносят и складывают у порога.
- Погодите, нам надо записать, кто это принёс. – гоняемся мы за людьми.
- Зачем? – удивляются люди.
- ну, мы же должны поблагодарить вас в интернете.
- Зачем? – улыбаются люди, и уходят по своим делам.

Ритм.
Эти люди в ритме. Иногда они говорят:
- Мы не волонтёры, мы просто принесли то, что у нас было.
или:
- Мы не волонтёры, мы просто купили то, что в было в вашем списке.

Люди. Вы волонтёры. Вы просто настоящие волонтёры Страны Волонтёров.

- Скажите, а могу я поговорить с фондом……
- Говорите. Прошу быстро. У меня считанные минуты. – я уже вижу, что он не в ритме.
- А вот нам дала телефон Лена, которая.
- Знаю. Она предупредила. Я вас слушаю.
- А вот можна нам форму?
- Формы нет или форму выдали?
- Выдали ещё в учебке. Она уже расползается.
- Один комплект?
- Один. Кто мог, купил себе. Родственники помогают. У нас вот есть список, у кого нет формы. Но мы собрали деньги. Мы заплатим. Нам бы узнать, сколько она у вас стоит.

стоооооооп….
я выхожу из ритма, я присаживаюсь на стул, услужливо подвинутый кем-то из команды.
Команда видит по моему лицу – я начинаю пребывать в бешенстве – а команда знает, какая я в бешенстве. Лучше быстро усадить, пока я не вынула свою саблю.

- Сколько стоит, говорите?
- ну да. Чтобы мы знали, хватит у нас, или ещё собирать.
- Скажите мне, вы рядовой или офицер?
- Солдат я…
- Скажите, а как вас зовут?
- Петя.
- Скажите, Петя, а вы звоните в магазин?
- Нет.
- Правильно, нет. Вы звоните волонтёрам. А почему тогда вы предлагаете мне деньги?
- Так а шо? Мы ж покупаем у волонтёров. Мы уже у них покупали оту форму, шо у некоторых уже есть.
- И вы уверены, что это были волонтёры?
- Ну да. Они и в интернете есть. И мы с ними фотографировались для отчёта. Они сказали, шо форма волонтёрская, потому что дешевле, чем в магазине. Они ж купили её за себестоимость, и нам продают за себестоимость. И недорого, и форма хорошая. Только у них сейчас нет. И мы позвонили вам, вдруг у вас есть. Нам надо шесть комплектов, потому шо у остальных уже есть.
- Я привезу вам шесть комплектов. Но я очень попрошу вас сказать мне название той волонтёрской организации, которая продала вам форму.
- Мы скажем. Только это ж не одна организация. К нам приезжали разные волонтёры, шоб продать. Мы вообще думали, шо волонтёры только продают.

И тут лавина.
Лавина катится на меня, я хватаю воздух ртом, я уже не удивляюсь, почему так внезапно дискредитировалось волонтёрское имя.
Я понимаю, почему так забегались, засуетились люди из Волонтёрского десанта, меняя название «Волонтёрский десант» на «Совет реформаторов».
Потому что они УЖЕ получали деньги за волонтёрство, то-есть уже не были волонтёрами – но ЕЩЁ прятались за вывеску «Я ВОЛОНТЁР»
То же самое и с «волонтёрами»-продажниками.

- Так мы же продаём дешевле! – кричат, потеряв терпение, «волонтёры» от продаж.

И я могу ответить им:
- Да. Но дьявол, он в деталях, а детали тонки. И если вы сформировали свой волонтёский магазин, или интернет-магазин на собственные средства, и продаёте вещи волонтёрам со скидкой – то вы герои и молодцы. Вы не наживаетесь, а только держите на плаву свой бизнес. Бизнес, о мои Карлы, бизнес! А если вы закупили основу для своего магазина на народные деньги, данные вам для помощи фронту – то вы мошенники, увы. Сколько бы пользы для фронта вы ни сделали. Но если вы делали пользу параллельно с вашим мошенничеством – пусть даже вы не считали это мошенничеством – ну, тут стоит разобраться, кто вы есть. Кажется, вы кто угодно, но не волонтёры.

Кто-то чихнул – лавина покатилась.
Если лавина скопилась – годится любой звук.

Мечутся по фейсбуку бывшие волонтёры, а ныне члены Совета реформаторов, получающие зарплаты из своих волонтёрских фондов. Мечутся, спешно дают посты о том, как подставил их Генштаб, как выдавал плохую форму взамен хорошей – а пацаны-то и не знали.
Пусть мечутся. Побегать, пооправдываться – оно полезно.
Особенно в момент лавинообразного ритма очищения Страны Волонтёров.

Нам некогда, мы в ритме.

- Что нового у Лёхи? – кричу я Ане на бегу.
- Дал смс «Всё ок» и отключился. Двухсотый у них. Новичок.

Парень не успел войти в ритм. Не успел укрыться от обстрела.
Ритм, проклятый ритм.

- Чему их там учат, на полигонах?
- ну, рассказывают красиво.
- ладно, спросим у бойца.

Боец вернулся из полигона. Из образцово-показательного, Яворовского полигона.
- Чему там учат вас инструктора?
- да они скорее сами у нас учатся. – смеётся парень, за плечами которого год войны.

- Работать не с кем. Пацаны приходят совсем сырыми на фронт. Дай Бог успеть их прятать в блиндажи, пока обвыкнутся.
- ну, их же учат? Их же учат на полигонах.
- Ну, да, учат. Слава Богу, хоть чему-то их начали учить. Копать окопы, стрелять более-менее. Пользоваться тактической медициной. А остальное получают уже в поле. Если успеют.

- Что нового у Сани и Серёги? – кричат мне наши на бегу.
- Кроют. – я отвечаю, тоже пребывая и вертясь в ритме лавиноообразном.

- Так, Диана, нам надо выставить приоритеты.

Приоритеты – это серьёзно. Мы уже не успеваем сразу по всем заявкам. мы давно не успеваем. Какие бы ни были финансовые потоки у волонётров – заявок всё равно будет больше, чем возможностей.
Я не люблю эту еженедельную работу. Я ненавижу её. Ставить приоритеты заявкам.
Господи, ну как мне выбрать приоритеты между Старогнатовкой и Водяным, между Авдеевкой и селом Луганским?

Фронт для нас – он давно разбит на секторы.
Секторы на квадраты.
Квадраты на позиции.
И все они имеют имена. Одни имена старые, год назад познакомились – Боже, здесь, где день за десять, вечность нашей дружбе.
Другие имена новые, мы только запоминаем их – попробуй помнить имена, которых тысячи, попробуй?

Нам пробовать не надо. Нам некогда пробовать. Мы просто летим вперёд – впереди имена нашего фронта.
Саша, Лёша, Серёжа, Ванечка, Рома и Руслан, Вовка, в отличие от Володи, Виктор Васильевич и Сергей Палыч, и снова – Саша, Серёжа, Коля, Юра, Толик…….

Благослови Господи эти имена.
Но как мне ставить приоритеты, выбирая – Серёжа или Саша?
Рома или Руслан?
Это ответственные. Заявка делается на подразделение. А эти мальчики ответственные. либо командиры, либо просто авторитетные бойцы, которых ребята сами выбрали командирами.

Мы летим вперёд в ритме лавинообразном – с нами волонтёры. Такие же как мы. Пошире и помогучее нас. Послабее и поменьше нас.
Но это настоящие волонтёры.

За нами – Саша, принесший нам вчера тысячу долларов и детскую железную дорогу, Жанна, приезжающая к нам накормить нас и оставить деньги Ф.О.Н.Д.у, Николай и Сергей, и бабушка та, которую как же зоут, забыли…

За нами Страна Волонтёров.
Настоящих волонтёров.

- Ну, хорошо. Тех, против которых пошла лавина, тоже можно понять. Все, кто работал с ними…
- Я работала с ними, мне объяснять не надо. – смеюсь.
- Во-во. Все, кто работал с ними, понимают – там, наверху, пена. Те, кому нужна карьера. Это не секрет, да и они не делают из этого секрета. Кому-то нужна карьера в политике, кому-то в бизнесе. Там же и «волонтёры»-продажники. Все они уже прочно угнездились в своих гнездалищах, они готовят платформу на «Когда кончится война». А ты?
- Что я?
- Ты думала, что будешь делать, когда окончится война?
- Нет.
- Почему?
- Мне некогда. Я в ритме. Ладно, прости, мне надо дальше бежать.
- Ну, погоди. Так что тебе нужно, ты хоть можешь сказать?
- Здесь и сейчас? Могу.
- Я слушаю, говори.
- Победа… Мне нужна победа.

Победа.
И чтобы оставались живы – Саши, Серёжи, Коли, Юры, Толи, Викторы, Русланы и Романы – все, кто там. Все, кого по умолчанию считаю лучшими.

- Слушай, я понял. Но и ты пойми, что это ответ юродивого. Так не бывает.
- Тогда юродивая вся страна. Её прекрасное большинство – Жанна, Александр, Вася, Марья Иванна, Сергей Сергеич, и та бабушка, как же её зовут, забыла… Это ж страна волонтёров, ты забыл?

Настоящих волонтёров.
А всё, что сверху – от лукавого.
пусть поплавает то, что сверху. Вы знаете, что обычно плавает сверху. Поплавает и унесётся. Нормальный очистительный процесс.

… - Что там у ребят?
- Был бой. Сейчас молчат. Спят, наверное. Не могу звонить. – сцеплены синие губы, глаза на пол-лица боятся мигнуть.
- Не звони. Пусть спят.

- А что там, у ребят?
- Был обстрел. Как обычно. Не звоню. Были бы потери, они бы сами сказали.

- Так, работать.
Работать. Завтра выезд. Нам не хватает многого, чтобы заткнуть фронтовые дыры.
У нас много новых заявок. Некоторые уже проверены – другие проверять.

- Скажите, это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой?
- Нет. Это фонд людей. Просто людей нашей страны, один из множества таких же фондов. Мы острие, мы результат слияния множества ручьёв в одну большую реку. Мы – инструмент, которым наши люди чинят наш фронт. И Диана Макарова тут не более чем инструмент. Но мы хорошие инструменты. Опытные, хоть сто раз будь проклят этот опыт!

Жаль, что я не могу так ответить.
Такой ответ не укладывается в ритм.

- Скажите, это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой? Это волонтёры?
- Да, это волонтёры. Я слушаю вас. – улыбаясь отвечаю…
Там, в трубе, на дальнем конце фронта, такой пацан – я слышу по голосу.
Они что, специально выбирают пацанов, чтобы те звонили волонтёрам?
Они что, знают, что эти розовые щёки, лупатые глаза и уши, на которых держится каска, берут моё сердце разом и навсегда?

- Паша, у нас новая заявка. Ставь приоритет. – улыбаясь, говорю я.

Господи, храни их.
Храни и эту страну – Страну Волонтёров, Господи.
Здесь каждый человек может стать победителем.
Здесь каждый может стать бойцом страны – волонтёр ли ты или ты боец.

И я не знаю, что меня ждёт после войны – но чистые имена этих мальчиков, и чистое волонтёрское имя – это то, за что я готова в любой бой, всегда.

И за победу.
За нашу победу.

.........."Дорогой дядя!
Может ли один человек отменить Апокалипсис? Я считал, что может, если придумает, как. Мой знакомый погиб в горном обвале, когда громко чихнул.
Если лавина скопилась – годится любой звук."
Михаил Анчаров "Записки странствующего энтузиаста"………
https://www.facebook.com/fondDM/

Добавлено спустя 11 секунд:
ПРО ТО, КАК Я НЕ МОГЛА НАПИСАТЬ ПОСТ И НАКОНЕЦ НАПИСАЛА ЕГО В ЛАВИНООБРАЗНОМ РИТМЕ СТРАНЫ ВОЛОНТЁРОВ И ФРОНТА ЭТОЙ СТРАНЫ - В ЯРОСТНОМ ТЕМПЕ ОЖИДАНИЯ И ПРЕДДВЕРИЯ ПОБЕДЫ

.........."Дорогой дядя!
Может ли один человек отменить Апокалипсис? Я считал, что может, если придумает, как. Мой знакомый погиб в горном обвале, когда громко чихнул.
Если лавина скопилась – годится любой звук."
Михаил Анчаров "Записки странствующего энтузиаста"
(эпиграф).............

Посты писать надо.
Точка.

Если ты хочешь, чтобы люди видели, чем занимается твоя организация – или, так даже вернее – общественная инициатива…
… то посты писать надо.

Итак, я торопилась написать пост – но телефон разрывался.
По телефону отвечать надо.
Точка.

По телефону:
- Здравствуйте. Это волонтёры? Я правильно попал?
- Вы правильно целились, и вы правильно попали. Волонтёры слушают вас.
- Скажите, а вы помогаете мобилизованным?
- Именно им мы и помогаем. Слушаю.
- Скажите, а вот если у вас попросить что-то, так вы, правда, можете помочь?
- Где вы служите? – теряя терпение.
- В Донецкой области…
Боже, дай мне силы. Понятно, что в Донецкой или Луганской. Как же мне понять, кто ты, мальчик?
- Подразделение?
- Моё?
- Конечно.
- А, ну мы….
и так дальше.

Ритм.
Ритм у него ещё гражданский.
Через несколько минут я из него вытяну всё, что можно уложить в минуту разговора. Я объясню, что лично его заявку мы будем выполнять долго, а вот если он сделает заказ от подразделения – тогда всё будет быстрее. Приоритеты у заявок от подразделений.
Он спросит, почему. И я отвечу что-то типа – парень, а ты о товарищах подумал?
Это важно. Если ребята нуждаются, то нуждаются все, более или менее. Если ребята будут получать груз на подразделение – они сами смогут проконтролировать, куда потом пойдут вещи, привезенные нами.
Да и мы многое о них поймём.
Если ребята сразу позовут командира – о, доверяют, значит.
Иногда говорят:
- Только не отдавайте командиру. Иначе нам этого заказа не видеть. – и это тоже говорит о многом.

Через несколько дней (пару недель – тут уж зависит от заказа, от приоритетности и, чего там – от количества денег на счету) – мы приедем к пареньку с заявкой на подразделение.
Мы не сразу выполним заявку, сначала мы привезём немного, часть заказанного – нам нужно сначала посмотреть и убедиться. Поговорить на бегу, прикинуть, чего у них действительно нет, а что просят впрок, на всякий случай, а чтобы было.
Нам надо также посмотреть – пьют, не пьют? Это важно. Подразделениям, где пьют все, от командира до рядового, помогать не стоит. Пьянь неадекватна, пьянь вынесет всё, что может, и продаст.
Это понятно.

- Вот посмотри. Вы стоите в самой заднице. Вас кроют, у вас стрелковые бои. И это без ротаций уже скоро год, правильно?
- Правильно.
- Мы бываем у вас достаточно часто, и мы приезжаем всегда как снег на голову. Мы много видим, врываясь к вам на пятнадцать минут. И то, что мы никогда не видели среди вас пьяных, нам много говорит о вас.
- Та то мы вам их просто не показывали. – смеётся.
- Это понятно. Ну, не бывает так, чтоб год в самой заднице, и полностью сухой закон. Мужики просто не выдержат.
- Ну, да. Бывает. Снять стресс и всё такое. Ну, мы тогда его заталкиваем в блиндаж, чтоб не отсвечивал. Проспится, примет наказание.
- То-есть, вы сами их воспитываете. И случаи такие, скажем, немассовые.
- Так точно.

Точно так. Так и живём, всё понимаем – всё видим, даже то, чего не видим.

Вернёмся к нашему новенькому бойцу. Приедем мы в его подразделение. Убедившись и ужаснувшись слабой – вернее, отсутствующей экипировке подразделения - мы привезём ему ещё одну посылку. Общаясь с ним, мы будем отмечать, как меняется его речь, как говорит он всё быстрее и точнее. Мы с удовольствием будем отмечать, как убирает он из разговора воду и кашу. На первый-второй месяц знакомства (зависит от обстановки на том кусочке фронта, куда попал пацан) он будет говорить коротко, точно и чётко.
Ритм.
Парнишка вошёл в ритм – мы с удовольствием отметим.
Но поначалу сложно. Приходится слушать, отвечать. Иногда подталкивать осторожно – быстрее, мальчик. Ритм.
Но это забирает время.

Я познакомлюсь с этим пареньком и увижу – розовые щёки, лупатые синие глаза, пацан, лет двадцать, только от мамки.
- Сколько же тебе лет, Вовка?
- Девятнадцать. – гордо отвечает и тут же тушуется. – Я позову командира, ладно?
- Зови командира. – говорим.

Приходит командир.
Серьёзный командир. не улыбнётся. Двадцать три года командиру – суровый возраст.
Стараясь тоже быть серьёзными, внимательно слушаем командира. Затем понимаем – этот мальчик давно перемахнул свои двадцать три. Там, где день за два, а год за десять.
И тот, которому девятнадцать – это было вчера. Давно это было, в прошлой жизни, на гражданке.
Девятнадцать на фронте – не то что девятнадцать у мамы дома, или в институте, или в лицее.

- Скажите, а это волонтёры?
- Волонтёры.
- Скажите, а это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой?
- Да, я вас слушаю.
- А как вас зовут, девушка?
- Диана. – Боже, дай мне терпения.
- Как? Вы сама Диана? – изумление в трубке. – Вы лично отвечаете на звонки?
- А кто должен отвечать по моему телефону? – недоумеваю.
- Ну, мы думали, у вас для этого работают люди.
- Колл центр, что ли?
- Ну да.
- Нет, у нас нет такого центра. Итак, я вас слушаю. Какая у вас проблема?

Люди идут. Дверь не закрывается.
Люди идут, пересекаясь друг с другом. Иногда они знакомятся, чаще не успевают – просто вклиниваются в разговор. И всё по-быстрому.
Ритм.
Я с удовольствием отмечаю ритм, пульсирующий в действиях этих людей.
Они давно волонтёрят, я вижу, я понимаю.
Что значит волонтёрят? – они же просто приходят к волонтёрам, что-то приносят:
- гвозди
- инструменты
- плёнку тепличную
- медикаменты
- генераторы
- и просто деньги наличными
Что-то приносят и складывают у порога.
- Погодите, нам надо записать, кто это принёс. – гоняемся мы за людьми.
- Зачем? – удивляются люди.
- ну, мы же должны поблагодарить вас в интернете.
- Зачем? – улыбаются люди, и уходят по своим делам.

Ритм.
Эти люди в ритме. Иногда они говорят:
- Мы не волонтёры, мы просто принесли то, что у нас было.
или:
- Мы не волонтёры, мы просто купили то, что в было в вашем списке.

Люди. Вы волонтёры. Вы просто настоящие волонтёры Страны Волонтёров.

- Скажите, а могу я поговорить с фондом……
- Говорите. Прошу быстро. У меня считанные минуты. – я уже вижу, что он не в ритме.
- А вот нам дала телефон Лена, которая.
- Знаю. Она предупредила. Я вас слушаю.
- А вот можна нам форму?
- Формы нет или форму выдали?
- Выдали ещё в учебке. Она уже расползается.
- Один комплект?
- Один. Кто мог, купил себе. Родственники помогают. У нас вот есть список, у кого нет формы. Но мы собрали деньги. Мы заплатим. Нам бы узнать, сколько она у вас стоит.

стоооооооп….
я выхожу из ритма, я присаживаюсь на стул, услужливо подвинутый кем-то из команды.
Команда видит по моему лицу – я начинаю пребывать в бешенстве – а команда знает, какая я в бешенстве. Лучше быстро усадить, пока я не вынула свою саблю.

- Сколько стоит, говорите?
- ну да. Чтобы мы знали, хватит у нас, или ещё собирать.
- Скажите мне, вы рядовой или офицер?
- Солдат я…
- Скажите, а как вас зовут?
- Петя.
- Скажите, Петя, а вы звоните в магазин?
- Нет.
- Правильно, нет. Вы звоните волонтёрам. А почему тогда вы предлагаете мне деньги?
- Так а шо? Мы ж покупаем у волонтёров. Мы уже у них покупали оту форму, шо у некоторых уже есть.
- И вы уверены, что это были волонтёры?
- Ну да. Они и в интернете есть. И мы с ними фотографировались для отчёта. Они сказали, шо форма волонтёрская, потому что дешевле, чем в магазине. Они ж купили её за себестоимость, и нам продают за себестоимость. И недорого, и форма хорошая. Только у них сейчас нет. И мы позвонили вам, вдруг у вас есть. Нам надо шесть комплектов, потому шо у остальных уже есть.
- Я привезу вам шесть комплектов. Но я очень попрошу вас сказать мне название той волонтёрской организации, которая продала вам форму.
- Мы скажем. Только это ж не одна организация. К нам приезжали разные волонтёры, шоб продать. Мы вообще думали, шо волонтёры только продают.

И тут лавина.
Лавина катится на меня, я хватаю воздух ртом, я уже не удивляюсь, почему так внезапно дискредитировалось волонтёрское имя.
Я понимаю, почему так забегались, засуетились люди из Волонтёрского десанта, меняя название «Волонтёрский десант» на «Совет реформаторов».
Потому что они УЖЕ получали деньги за волонтёрство, то-есть уже не были волонтёрами – но ЕЩЁ прятались за вывеску «Я ВОЛОНТЁР»
То же самое и с «волонтёрами»-продажниками.

- Так мы же продаём дешевле! – кричат, потеряв терпение, «волонтёры» от продаж.

И я могу ответить им:
- Да. Но дьявол, он в деталях, а детали тонки. И если вы сформировали свой волонтёский магазин, или интернет-магазин на собственные средства, и продаёте вещи волонтёрам со скидкой – то вы герои и молодцы. Вы не наживаетесь, а только держите на плаву свой бизнес. Бизнес, о мои Карлы, бизнес! А если вы закупили основу для своего магазина на народные деньги, данные вам для помощи фронту – то вы мошенники, увы. Сколько бы пользы для фронта вы ни сделали. Но если вы делали пользу параллельно с вашим мошенничеством – пусть даже вы не считали это мошенничеством – ну, тут стоит разобраться, кто вы есть. Кажется, вы кто угодно, но не волонтёры.

Кто-то чихнул – лавина покатилась.
Если лавина скопилась – годится любой звук.

Мечутся по фейсбуку бывшие волонтёры, а ныне члены Совета реформаторов, получающие зарплаты из своих волонтёрских фондов. Мечутся, спешно дают посты о том, как подставил их Генштаб, как выдавал плохую форму взамен хорошей – а пацаны-то и не знали.
Пусть мечутся. Побегать, пооправдываться – оно полезно.
Особенно в момент лавинообразного ритма очищения Страны Волонтёров.

Нам некогда, мы в ритме.

- Что нового у Лёхи? – кричу я Ане на бегу.
- Дал смс «Всё ок» и отключился. Двухсотый у них. Новичок.

Парень не успел войти в ритм. Не успел укрыться от обстрела.
Ритм, проклятый ритм.

- Чему их там учат, на полигонах?
- ну, рассказывают красиво.
- ладно, спросим у бойца.

Боец вернулся из полигона. Из образцово-показательного, Яворовского полигона.
- Чему там учат вас инструктора?
- да они скорее сами у нас учатся. – смеётся парень, за плечами которого год войны.

- Работать не с кем. Пацаны приходят совсем сырыми на фронт. Дай Бог успеть их прятать в блиндажи, пока обвыкнутся.
- ну, их же учат? Их же учат на полигонах.
- Ну, да, учат. Слава Богу, хоть чему-то их начали учить. Копать окопы, стрелять более-менее. Пользоваться тактической медициной. А остальное получают уже в поле. Если успеют.

- Что нового у Сани и Серёги? – кричат мне наши на бегу.
- Кроют. – я отвечаю, тоже пребывая и вертясь в ритме лавиноообразном.

- Так, Диана, нам надо выставить приоритеты.

Приоритеты – это серьёзно. Мы уже не успеваем сразу по всем заявкам. мы давно не успеваем. Какие бы ни были финансовые потоки у волонётров – заявок всё равно будет больше, чем возможностей.
Я не люблю эту еженедельную работу. Я ненавижу её. Ставить приоритеты заявкам.
Господи, ну как мне выбрать приоритеты между Старогнатовкой и Водяным, между Авдеевкой и селом Луганским?

Фронт для нас – он давно разбит на секторы.
Секторы на квадраты.
Квадраты на позиции.
И все они имеют имена. Одни имена старые, год назад познакомились – Боже, здесь, где день за десять, вечность нашей дружбе.
Другие имена новые, мы только запоминаем их – попробуй помнить имена, которых тысячи, попробуй?

Нам пробовать не надо. Нам некогда пробовать. Мы просто летим вперёд – впереди имена нашего фронта.
Саша, Лёша, Серёжа, Ванечка, Рома и Руслан, Вовка, в отличие от Володи, Виктор Васильевич и Сергей Палыч, и снова – Саша, Серёжа, Коля, Юра, Толик…….

Благослови Господи эти имена.
Но как мне ставить приоритеты, выбирая – Серёжа или Саша?
Рома или Руслан?
Это ответственные. Заявка делается на подразделение. А эти мальчики ответственные. либо командиры, либо просто авторитетные бойцы, которых ребята сами выбрали командирами.

Мы летим вперёд в ритме лавинообразном – с нами волонтёры. Такие же как мы. Пошире и помогучее нас. Послабее и поменьше нас.
Но это настоящие волонтёры.

За нами – Саша, принесший нам вчера тысячу долларов и детскую железную дорогу, Жанна, приезжающая к нам накормить нас и оставить деньги Ф.О.Н.Д.у, Николай и Сергей, и бабушка та, которую как же зоут, забыли…

За нами Страна Волонтёров.
Настоящих волонтёров.

- Ну, хорошо. Тех, против которых пошла лавина, тоже можно понять. Все, кто работал с ними…
- Я работала с ними, мне объяснять не надо. – смеюсь.
- Во-во. Все, кто работал с ними, понимают – там, наверху, пена. Те, кому нужна карьера. Это не секрет, да и они не делают из этого секрета. Кому-то нужна карьера в политике, кому-то в бизнесе. Там же и «волонтёры»-продажники. Все они уже прочно угнездились в своих гнездалищах, они готовят платформу на «Когда кончится война». А ты?
- Что я?
- Ты думала, что будешь делать, когда окончится война?
- Нет.
- Почему?
- Мне некогда. Я в ритме. Ладно, прости, мне надо дальше бежать.
- Ну, погоди. Так что тебе нужно, ты хоть можешь сказать?
- Здесь и сейчас? Могу.
- Я слушаю, говори.
- Победа… Мне нужна победа.

Победа.
И чтобы оставались живы – Саши, Серёжи, Коли, Юры, Толи, Викторы, Русланы и Романы – все, кто там. Все, кого по умолчанию считаю лучшими.

- Слушай, я понял. Но и ты пойми, что это ответ юродивого. Так не бывает.
- Тогда юродивая вся страна. Её прекрасное большинство – Жанна, Александр, Вася, Марья Иванна, Сергей Сергеич, и та бабушка, как же её зовут, забыла… Это ж страна волонтёров, ты забыл?

Настоящих волонтёров.
А всё, что сверху – от лукавого.
пусть поплавает то, что сверху. Вы знаете, что обычно плавает сверху. Поплавает и унесётся. Нормальный очистительный процесс.

… - Что там у ребят?
- Был бой. Сейчас молчат. Спят, наверное. Не могу звонить. – сцеплены синие губы, глаза на пол-лица боятся мигнуть.
- Не звони. Пусть спят.

- А что там, у ребят?
- Был обстрел. Как обычно. Не звоню. Были бы потери, они бы сами сказали.

- Так, работать.
Работать. Завтра выезд. Нам не хватает многого, чтобы заткнуть фронтовые дыры.
У нас много новых заявок. Некоторые уже проверены – другие проверять.

- Скажите, это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой?
- Нет. Это фонд людей. Просто людей нашей страны, один из множества таких же фондов. Мы острие, мы результат слияния множества ручьёв в одну большую реку. Мы – инструмент, которым наши люди чинят наш фронт. И Диана Макарова тут не более чем инструмент. Но мы хорошие инструменты. Опытные, хоть сто раз будь проклят этот опыт!

Жаль, что я не могу так ответить.
Такой ответ не укладывается в ритм.

- Скажите, это Ф.О.Н.Д. Дианы Макаровой? Это волонтёры?
- Да, это волонтёры. Я слушаю вас. – улыбаясь отвечаю…
Там, в трубе, на дальнем конце фронта, такой пацан – я слышу по голосу.
Они что, специально выбирают пацанов, чтобы те звонили волонтёрам?
Они что, знают, что эти розовые щёки, лупатые глаза и уши, на которых держится каска, берут моё сердце разом и навсегда?

- Паша, у нас новая заявка. Ставь приоритет. – улыбаясь, говорю я.

Господи, храни их.
Храни и эту страну – Страну Волонтёров, Господи.
Здесь каждый человек может стать победителем.
Здесь каждый может стать бойцом страны – волонтёр ли ты или ты боец.

И я не знаю, что меня ждёт после войны – но чистые имена этих мальчиков, и чистое волонтёрское имя – это то, за что я готова в любой бой, всегда.

И за победу.
За нашу победу.

.........."Дорогой дядя!
Может ли один человек отменить Апокалипсис? Я считал, что может, если придумает, как. Мой знакомый погиб в горном обвале, когда громко чихнул.
Если лавина скопилась – годится любой звук."
Михаил Анчаров "Записки странствующего энтузиаста"………
https://www.facebook.com/fondDM/

Добавлено спустя 2 минуты 12 секунд:
Хотчу отметить, что Диану и ее команду я знаю лично много лет назад. До войны, до Майдана.
Это человек патологически честный и правильный.
В общем - этот фонд - один из немногих, кому можно и нужно доверять.

Добавлено спустя 1 час 18 минут 47 секунд:
БЕЛАРУСЬ, ПОМОГИ

Срочно нужен нейротропин.

Боец, ранен неделю назад. Осколок прошёл через лицо, шею, застрял в позвоночнике - но, помимо прочего, у бойца утерян слух на одно ухо.
С осколком разбираются.
Со слухом надежд мало.

Нужен нейротропин. Он в Украине не продаётся. Но нейротропин есть в Беларуси.

Беларусь, сябры мои - нам срочно нужна помощь от вас.
Мы оплатим препарат. Его бы достать.

Нейротропин, 2 мл 5% 10 ампул

Писать в приват Ф.О.Н.Д.а, или звонить Диане Макаровой 066 291 31 93

Ну, и прошу репост, конечно. Времени-то мало.

Добавлено спустя 1 час 13 минут 29 секунд:
УСКОРЕНИЯ ПОСТ И СНОВА ПОМОЩИ ПРОСЬБА

................"Дорогой дядя, говорят – краткость сестра таланта. А куда девать остальных родственников?
И потом, ведь неизвестно – какая сестра? Может, двоюродная? А может, сестра только по матери? А куда девать возлюбленных?"
Михаил Анчаров "Записки странствующего энтузиаста"
(эпиграф)

Я не сестра таланту, поскольку я не краткость.
Моё - мыстью по древу, и сизым орлом под облаком, и много слов, и много строчек.
Давно смирилась, хоть и горюю.
Но вдруг, но чу, но ба - бывает так, что у тебя минуты три, не боле. И нужно сказать главное.

Талант, неродственник мой и не брат - иди на помощь!
Смайлик «smile»

... мы ускоряемся.
У нас по пятницам минуты на вес золота.
У нас по пятницам закупки скорые, что не успели на неделе.
По пятницам мы в путь, и надо много докупить.
И я, совсем таланту не сестра, просто хочу напомнить вам наши реквизиты. По пятницам нам всегда не хватает на закупки - объёмы немалые, счета худеют.

Ф.О.Н.Д.у очень нужна ваша помощь - помощь для фронта.

Спасибо тем, кто с нами.
Ваши Ф.О.Н.Д. ДМ и Диана Макарова

Реквизиты Ф.О.Н.Да Дианы Макаровой

Приватбанк, на имя Анны Косиновой
5168742331600209 гривневая карточка
5168742011739731 евро
5168742017380183 долларовая

Карточка для помощи мирным жителям и переселенцам:
4627 0812 0204 4249, Приватбанк, Анна Косинова

Карточка для поддержания штанов (аренда, ком.услуги, питание и т.п.):
5168 7423 3732 8052 Макарова Дина Константиновна, банк Приват.

Остальные реквизиты здесь https://www.facebook.com/fondDM/posts/1615417812050324

Аватара пользователя
TeVi
Администратор
Администратор
Сообщения: 3557
Зарегистрирован: 21 дек 2005, 16:20
Откуда: Киев
Контактная информация:

Re: ФОНД Дианы Макаровой. Помощь АТО

Сообщение TeVi » 09 сен 2015, 17:12

Это о нас.
Здесь первая часть. Будет ещё вторая.
Просто о Ф.О.Н.Д.е

Посмотрите, пожалуйста.
Если вам понравится - расскажите о нас другим.
Чё ж не рассказать о неплохих людях, если понравится?
Смайлик «smile»

ДНЕВНИК ВОЛОНТЁРА
просто о простом
1 часть

https://www.youtube.com/watch?v=7ECNkSfaM-w
Я же сказала, что сделаю. Но не говорила, что сделаю ВСЕ и сразу.

Изображение
Изображение


Вернуться в «Разное»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя