Skip to main content

Свекровь. Часть вторая.

Posted in

Анна Михайловна так увлеклась борьбой с невесткой, что прошляпила собственного мужа. Вернувшись домой с работы раньше обычного, Анна Михайловна обнаружила в коридоре чужие женские туфли в которых аккуратно лежали кружевные чулки. Заподозрив неладное, осознав факт пробивания на макушке молодых рогов, разъяренная женщина распахнула дверь спальни. Предчувствия её не обманули. В постели сидел супруг едва успевший натянуть семейные трусы в горошек, простыней прикрывала объемные груди какая-то лохудра,
- Володя! – взвизгнула Анна Михайловна.
- Кто эта дама? Что она делает в твоей постели?
Ответ супруга потряс её до глубины души,
- Это работник Профсоюза. Да. Мы с ней дела обсуждаем……..
Анна Михайловна подскочила к сопернице и так же, как Ванину девушку Свету потащила за волосы обидчицу в коридор. Женщина сильно не сопротивлялась, хотя по своей массе вполне могла поспорить с Анной Михайловной. Вытолкав за дверь полуодетую соперницу, Анна Михайловна ринулась на бой с супругом. Тот решил не дожидаться прямой атаки жены и стукнул Анна Михайловну первым в самоё её больное место,
- Аня! Ваня звонил, сказал, что поругался с Алёной.
Анна Михайловна собрала мозги в кучку, прошипела супругу, что с ним она ещё разберется и натягивая пальто рванула к любимому сыночку. Ну, хоть, какая-то радость в доме.

Когда пылающая праведным гневом Анна Михайловна возникла на пороге Ваниного дома, дети сразу поняли, что случилось происшествие космического масштаба. Мама напоминала разъярённую самку грифа-стервятника. Алёна задом попятилась в глубь однокомнатной квартирки. Сзади к ней бежала подросшая дочурка Василиса с пустым зажатым шприцем в руке. Тишина взорвалась оглушительным воем Алёны. Это пятилетняя Василиса, играя в доктора, вонзила маме в попу иглу по самую канюлю. Не помогли даже плотно обтягивающие джинсы. Пустые шприцы, это тоже было дело рук свекрови. Та, всю свою сознательную жизнь работала медсестрой и потихоньку готовила внучку к медицинским профессиям. У Анны Михайловны на лице засияла улыбка,
- А, не надо где попало шприцы разбрасывать, нужно следить за ребеночком.
- Не нужно дарить ребенку шприцы с иголками, - парировала Алёна, но Анна Михайловна уже её не слушала, она рыдала в голос,
- Ваня-я-я-я, что твой папа вытворяет. Притащил домой отвратительную толстуху, кувыркался с ней постели. А-а-а-а… Я пришла домой, в коридоре ботинки стоят, в них чулки лежат, а папа, а папа…..
Ваня помог снять маме пальто и проводил её на кухню. Быстро заварил зелёный чай, подал маме чашку. Отхлебнув пару глоточков, Анна Михайловна вспомнила, зачем приехала,
- Ваня, папа казал, что вы поругались с Алёной. Она, наверняка наставила тебе рога? Я так и думала, что эта девица из потомственной семьи шлюх. Говорила тебе, мать у неё такая и на ней самой пробы ставить негде.
- Вовсе нет. С чего ты взяла?
- Папа сказал, вы поругались.
Ваня сразу понял, папа ловко развернул маму в нужную сторону, но вида не подал.
- Мам, съешь пирожок, Алёна сегодня шарлотку испекла. Очень вкусный.
Анна Михайловна нервно отрезала кусок пирога,
- А, что это за шорохи такие за холодильником?
- А, это? Ваня подошел к тумбочке стоящей за холодильником и вытащил клетку. В клетке сидела отвратительная, толстая, белая крыса с розовым голым хвостом. Анна Михайловна ненавидела крыс и мышей, и панически их боялась.
- Что это, - взвизгнула она?
- Это крыса, Алёнка Василисе купила. Дети должны расти вместе с животными, чтобы не вырасти эгоистами, - гордо ответил Ваня.
- Гадость, какая. Выкини её сейчас же. Вот прямо в окно и выкини.
- Мам, ты что! Василиска плакать будет. Она, знаешь, как любит крысу. Целует её на ночь, кормит сама. Словно услышав Ванины слова, в кухню ворвалась внучка. Василиса подбежала к клетке вытащила из неё крысу и посадила бабушке на плечо, дитя не знало, что путь крыс усеян трупами женщин,
- Бабушка, Снежинка совсем ручная. Она очень любит сидеть у шеи и так смешно щекочет своими усиками.
У Анны Михайловны глаза сделались размером с чайные блюдца, волосы на её голове приподнялись хаером, она растопырила руки в разные стороны и залилась тоненьким визгом. Крыса так испугалась визга, что сползла от неожиданности на широкий аэродром груди свекрови. У той от ужаса заклацала челюсть,
- Алёна-а-а-а-а….. Сними с меня это. Сейчас умру от сердечного приступа. В кухню влетела Алёна до сих пор потирающая пятую точку, но снимать крысу не торопилась,
- Вы не ворочайтесь так, Анна Михайловна, животное испугается и умрёт. Сидите тихо, сейчас сниму.
Целый час Ваня гладил маму по руке и отпаивал её валерианой. Внучка Василиса от души веселилась, глядя на бабушку, объясняя той, что животных надо любить, а хвост у крысы вовсе не голый, он с маленькими щетинками. Затем она взяла крысу, посадила её на ладошку и засмеялась звонким, словно весенние колокольчики голосом,
- Бабушка, смотри! Снежинка на ладошке.
Бабушка яростно отпивала из пятой чашки зелёный чай, в голове её вертелись смешанные мысли. Чтобы снова наладить свою семейную жизнь, ей необходим пистолет. Либо застрелить невестку, либо мужа, либо застрелиться самой. В её жизни, всё рушилось на глазах. Муж подлец, но разборки с ним ещё впереди, сын любит отвратительную девицу, смотреть тошно на это тощее существо, одна радость внучка Василиска, но её в руки Анны Михайловны больше, чем на пару часов не дают. А, ведь Василиска, так похожа на Анну Михайловну. Волосы светленькие крупными волнами, глаза голубые, вот только характером, похоже, внучка пошла в маму. Анна Михайловна вздохнула и отправилась восвояси.

Прошло несколько лет. План по устранению невестки с треском провалился. Муж, теперь, пожизненно искупал свою вину за профсоюзного работника, внучка вошла в подростковый возраст. Анна Михайловна продолжала частенько звонить сыну,
- Алло, Алёна. Позови Ваню.
- Не могу, он сейчас занят.
- Чем занят?
- Борщ варит.
- Что-о-о-о-о? А ты, чем занимаешься? Почему это, мужчина стоит у плиты.
- Потому что, мы с Василисой решаем задачки по математике. Проще говоря, уроки делаем.
- Та-а-а-к. Понятно. Скажи Ване, когда доварит борщ, я его жду у нас с папой. Папа купил новую дрель и не может просверлить дырки для подвесного шкафчика.
- Ну, ведь, уже поздно!
- Ты, мне не перечь. Иди своими делами занимайся. Эх, жаль, я вас с самого начала не развела. Говорила Ване - Вот женишься, тогда узнаешь, что такое счастье. Но будет уже поздно!
Алёна вспыхнула,
- Да, забирайте своего сына. Каким ушёл, таким и вернется.
Однако, Анна Михайловна с годами потеряла прежний пыл. Обожглась. С минуту она молчала, потом запыхтела в трубку,
- Что ты, что ты Алёна. Ты же знаешь, мы с отцом на пенсию ушли. Мы теперь Ванечку не прокормим. Ладно, уж, живите мирно.
Анна Михайловна пустилась на хитрость,
- Алёнушка-а-а-а. Приезжайте к нам в гости, все же мы тебя полюбили за эти годы. Да и Ваня, чёрт его дери, прикипел не на шутку, - в Анне Михайловне кипели страсти одна поглощающая другую. С одной стороны, она невестку терпеть не могла и желала видеть её в гробу в белых тапочках, с другой, сын-то её любит, а значит, будет скучать по Алёне. Ну и Василиса, конечно. Была бы она маленькая, можно было бы забрать её к себе, но теперь она в таком возрасте, когда и Ваня-то с Алёной порой с ней еле управляются. Алёна улыбнулась уголками губ.
- Хорошо, приезжайте на дачу к моей маме. В выходной с ночевкой. Шашлыки пожарим, посидим вместе, пообщаемся.
В выходной Анна Михайловна отправилась на дачу к снохе. Надев цветастое платье, под руку с мужем она вошла в калитку и поздоровалась,
- Здравствуйте Галина Ивановна. А, где Ваня?
- Они с Алёной ушли за арбузом. А мы, давайте с вами участок посмотрим. Вы любите цветы?
- Очень. Особенно, розы. Я научилась их выращивать на нашей даче. А, Ваня скоро придёт?
- Анна Михайловна, не волнуйтесь. Купит арбуз и придёт. Или, Вы хотите помочь ему нести арбуз? Тогда идите вон туда, - Галина Ивановна махнула рукой в сторону дороги,
- Там «Овощная палатка» стоит.
Анна Михайловна смотрела на суровую реальность, точно через прорезь прицела. Хохоча во всё горло, с огромным арбузом в руках, по дороге шли Ваня, Алёна и Василиска.
(с)kazan-love